Vasily Zakharov (jolaf) wrote,
Vasily Zakharov
jolaf

В продолжение моего поста о родителях и детях. Подумал я, что надо как-то его откомментировать, что ли, высказать своё мнение. В общем, кому интересно, читайте дальше.

Статья Ниэнны не только известна, о чём я сразу и сказал, но и на мой взгляд малоинтересна, поскольку отражает очевидные вещи, и привёл я её в первую очередь потому, что именно на неё отвечает автор второй статьи. Смысла в первой статье на мой взгляд мало хотя бы потому, что взывать таким образом к разуму "юных хиппов" бессмысленно, а в объективном их появлении очевидно виноваты родители, так их воспитавшие. Всякие рассуждения о том, как правильно бороться с излишне внимательными родителями мне тоже малоинтересны, поскольку общие ответы известны, а конкретные ситуации все разные.

Вторая же статья привлекла моё внимание тем, что зацепила. Очень многое в ней или про меня, или про моих родителей, или про моих близких знакомых. Я, пожалуй, не буду делать подробного разбора, просто приведу те цитаты, с которыми я внутренне согласен. А то, с чем не вполне согласен, поскипаю [...].

Они наивно смеются и предлагают, в крайнем случае, разменять квартиру. Им невдомек, что человек, видавший лихо родительской любви, не умеет разменивать квартиру. Дай Бог, чтоб он умел хотя бы за нее платить. Он вообще ничего не умеет. Принимать решения. Принимать похвалу. Жить вместе. Приспосабливаться. Уступать. Держать дистанцию. Давать в морду. Покупать. Чинить. Отвечать. [...]

[...] любить он, между прочим, тоже не умеет, потому что для любви всегда нужна дистанция, а он зацелованный с детства, да и отдавать не привык, да к тому же знает, как обременительна любовь для ее объекта, и инстинктивно старается не напрягать симпатичных ему людей. Начинаются метания [...], мучительные думы, рефлексия, взгляд на себя со стороны, который не может не усугублять. Когда в дорогом ресторане представляешь себя чужими глазами, немедленно начинает дрожать рука, и все падает с вилки.

Так мир делится надвое еще по одному признаку. На одной его стороне живут нервные одинокие неряхи с суицидальными наклонностями [...]. На другой легкие, праздничные, всеми любимые куролесы, до старости сорящие деньгами и палками. У них все хорошо. В момент их полового созревания родители занимались работой, друг другом, устройством личной жизни, но только не любовью к чадам. Кого-то отец-режиссер в 16 лет оставил в квартире с деньгами на два года и уехал с мамой в экспедицию. Кому-то отец-академик в те же 16 заявил: "Дальше сам. Вот твоя комната и завтрак дома, а остальное не наше дело". У кого-то отца не было вовсе, а мама и до сих пор ягодка опять. "Значит, это правильные дети, их можно отпускать одних, не то что моего", спокойно скажет на это любая профессиональная мать и солжет. Это не правильные дети это правильные родители. [...]

У одних жизнь проходит в жалобах и мечтах, у других в фантастике и приключениях. Одни ездят к друзьям жаловаться на экзистенцию, другие тайком от жены пообнимать очередную ляльку, счастливую и благодарную. Одни месяцами думают, что надо бы вымыть пол, другие в полдня обустраивают новое жилье. Одни намертво впаяны в свою квартиру другие меняют ключи, как перчатки, снимая, женихаясь и гостя у друзей. Военкоматы никогда не могут их найти, а если находят, то натыкаются на уверенно и быстро сделанный отмаз, а если прихватывают, то и здесь ваньки-встаньки легко оказываются в секретке, в чертежке, в оркестре, причем безо всякой протекции, с детства приученные решать проблемы.


В общем, я понимаю, почему у Жени Лукашина из "Иронии судьбы" до тридцати шести не было семьи. У него зато была мама. Та самая. Мировая.

У всех моих друзей-куролесов уже есть свои дети. Нормальные, редко видящие занятых отцов, скучающие по ним. У друзей-инфантилов детей нет. Ни у одного.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments