March 3rd, 2004

gorky

Чёрный Отряд

Копьё его, в двадцать футов длиною, торчало прямо вверх. Некогда на этом копье развевалось наше знамя. Теперь с древка свисают фута четыре драной чёрной тряпки. Сплошная символика на разных смысловых уровнях.



Я думаю, каждый когда-нибудь находит человека, с которым он может быть совершенно честен, чьё доброе мнение заменяет мнение всего мира. И это доброе мнение становится важнее всех подлых, скользких замыслов, алчности, похоти, самовозвеличения – всего, что мы творим втихаря, тем временем убеждая мир в том, что мы – всего лишь простые, душевные люди. Так вот, я был её объектом честности, а она – моим.

Одно лишь мы скрывали друг от друга – и только из-за боязни: а вдруг оно, будучи раскрытым, изменит все остальное и, быть может, вдребезги разобьёт откровенность во всём остальном.

Да бывают ли любящие когда-нибудь до конца честны?

Глен Кук "Хроники Чёрного Отряда – Игры Теней"

gorky

Чёрный Отряд

Нет на свете ничего столь непоследовательного, иррационального и слепого – и, кстати, просто глупого, – как мужчина, доведший себя до всепоглощающей страсти.

Вот женщины вовсе не выглядят глупо – им положено быть слабыми. А кроме того, положено превращаться в бешеных сук, если их разочаровать.



Я ни хрена не смыслю ни в тактике, ни в стратегии, но я себе представил, что против меня – один-единственный человек. То есть их главный. Если заставить его делать, что мне надо, он поведёт за собой остальных. А уж как раздразнить человека, чтоб полез драться, – это я знаю.



Сегодня с утра я дерзок и опрометчив.

Глен Кук "Хроники Чёрного Отряда – Игры Теней"