August 10th, 2010

kiev

Бэдфорд, часть 2

[первая часть] [часть третья]

В четверг я решил подойти к вопросу более основательно, и тщательно прошёлся по граблям, которые сам же себе и подложил.

Основательность заключалась, во-первых, в том, что я, вместо того, чтобы ломиться абы куда напролом, удосужился внимательно рассмотреть гугл-карту окрестностей, и найти там пару заинтересовавших меня мест, а во-вторых, купил (о боже, наконец-то, десять лет собирался!) GPS и решил попробовать себя в геокэшинге, для чего зарегился на geocaching.com и посмотрел, какие клады есть в окрестности. Учитывая моё маниакальное отношение к старым железным дорогам, я конечно же не смог устоять перед точкой с названием Ghost Train, и немедленно туда ломанулся.

Как выяснилось из описания, в этих местах в середине XIX века была построена железная дорога, которая просуществовала всего несколько лет, и была разобрана. Однако насыпь (или, на выпуклостях рельефа, наоборот, широкая траншея), по которой проходила колея, во многих местах сохранилась до сих пор. Вот в одной из таких траншей и был (?) расположен клад. Самого клада я так и не нашёл, хотя GPS привёл меня довольно точно – не знаю, может быть нужно было копать? Но след железки в лесу нашёл, изрядно заросший как землёй, так и подлеском, но отчётливо наблюдаемый. В процессе поиска клада был достоверно установлен важнейший, фундаментальный факт относительно местных лесов – здесь есть белки! Скачут высоко в ветвях сосен, размахивая хвостами и обрушивая с мокрых после ливня ветвей потоки дождя.

Collapse )
kiev

Из Нэшуа, Нью-Хэмпшир в Портлэнд, штат Мэн, и обратно

[часть первая] [часть вторая]

Собственно, указанный маршрут составил программу моего третьего и последнего вечера в Америке. Почему Портлэнд (150 километров от Бедфорда)? Потому что, по слухам, там подают отличных лобстеров, а ещё потому, что меньше получаса в один конец – как-то неспортивно. И почему Нэшуа (25 километров от Бедфорда в другую сторону)? Потому что мой гостеприимный работодатель своевременно вспомнил, что кроме двух Порше в гараже под домом, у него есть ещё и легкомоторный самолёт, а погода как раз идеально лётная, а самолёт стоит в ангаре как раз на аэродроме в Нэшуа.

Так, через час после окончания моего последнего рабочего дня, спешно сунув в карман GPS (дабы записать треки), я оказался в кабине быстрейшего в мире самолёта с неубирающимся шасси – новенькой Cessna 400 [wiki]. Collapse )



А утром в субботу я оперативно собрал вещи и поехал в аэропорт – но не в Манчестер, из него не было нормальных коннекшенов, а на юг, в родной Логан, что под Бостоном. По 3-му платному шоссе, которое выходит на 95-е как раз в Бёрлингтоне, куда я ездил семь лет назад работать в Sun. Видел из окна машины и офис вдалеке, и AMC, и родной Homestead, и Barnes & Noble около трассы... в общем, ничего за семь лет не изменилось, ностальгия захлестнула. Помню все номера экзитов, и куда в гостиницу, и куда за продуктами, и куда в аэропорт... всё как вчера было. Разве что Big Dig в Бостоне докопали наконец, так что самого города я практически не видел – на въезде нырнули в туннель, из него в другой – под проливом, к аэропорту, и вот уже знакомый терминал E... э нет, нынче мне не сюда, мне в терминал A, на местный рейс, до Нью-Йорка, а уже оттуда в Москву.

Надо сказать, что старый рецепт комфортного трансокеанского перелёта остался неизменным – индивидуальный экран в спинке впередистоящего кресла (новые Боинги 767/777 рулят), подборка киноновинок, три боевичка (с Брюсом Уиллисом, Мэттом Дэймоном и Мэлом Гибсоном) – хоба, уже Москва, добро пожаловать в дым. :)
kiev

Ксенофилия

Посмотрел Химеру. Согласен с рецензией Волобуева – несмотря на затёртую, на первый взгляд, тематику, на удивление приличное кино. И несмотря на очевидные художественные преувеличения – реалистичное местами до дрожи. То есть, вот прямо сейчас перед нами эти проблемы не стоят, но ещё шаг... В общем, жутковато – не от картинки, а от самой ситуации. А ещё там ближе к концу – одна из самых офигенных сексуальных сцен, какие я видел в кино.
kiev

Я дышу – и, значит, я живу!

Дописал отчёты о поездке в США и в очередной раз очень остро осознал – только в таких вот поездках, особенно в одиночку, я чувствую, что действительно живу, ощущаю, как время кипит и бурлит вокруг, как каждая минута оказывается важной и значимой. И ещё на играх – на полигоне, в кипеше, панике, цейтноте, в работе на износ. И когда удаётся выкроить время и спокойно, никуда не спеша, поговорить с друзьями за жизнь. Ну и ещё иногда на работе – когда получается, когда складывается, когда ощущаешь, что делаешь то, что нужно и так, как нужно.

Главное – на Земле вне дома, вне этого тридцатилетнего дома, где вечера проходят за кино, а ночи – за почтой, ЖЖ и всякими делами по играм – нужными, важными, но нужными и важными потом, на полигоне, и где бесполезно что-то менять, потому что одно тянет за собой другое... Быт, рутина, груз необходимости, обязанности; необходимости, на которую нет сил, необходимости, навязанной мне прошлым и связывающей по рукам и ногам... вот, что давит, что не даёт жить. Каждый выезд, куда угодно, в лес, в гости, за границу, хоть в кино – это глоток свежего воздуха (в том числе и в буквальном смысле). Каждое возвращение – это погружение в эту вязкую, тёплую, подгнившую слизь домашней атмосферы, которая обволакивает и затягивает, и заменяет воздух своими испарениями, и делает жизнь бессмысленной.

Иногда мне хочется, чтобы этот дом сгорел, сгорел дотла. Но я понимаю, что это не поможет. Потому что новый, каким бы он ни был, тоже немедленно станет требовать своего – требовать заботы, обустройства, ухода, и связывать, обволакивать щупальцами насущных нужд и необходимостей. Не хочу.

Разве что – ограбить банк добыть где-то кучу денег, и купить всё готовое, и нанять домработницу, чтобы следила за всем этим. Вот только если так. Но это, как говорится, не в этой жизни.