Tags: ib

kiev

Дедовы картины

Не прошло и трёх лет, как удалось завершить эпохальный труд – выложить в Сеть дедовы картины и рисунки, которых сохранилось более сотни.

Я очень благодарен незнакомой мне kota, которая тогда, три года назад, откликнулась на мой вопрос о том, как это вообще делать. Она познакомила меня с отцом, Андреем Власенко, который тогда работал в фирме КОДИС, как раз занимавшейся пересъёмкой сложных документов. Огромное спасибо Андрею, который сделал всё вдумчиво, тщательно и аккуратно – что-то положил на сканер, что-то под фотоаппарат, выбирал, как лучше. Фирма та, к сожалению, более не существует, но результат работы – сохранился. Цветокоррекцию и кадрирование делал уже я потом, так что тут возможны косяки.

Также огромное спасибо Алви за консультацию профессионального художника; Хы, marolan и Кариссиме за помощь с переводом листовок с немецкого; и всем, кто как-то помогал и советовал. Ну и самое большое спасибо – моей маме, которая подбила меня на это, поддерживала и бесконечно помогала идеями, архивными данными, восстановлением хронологии, расшифровкой подписей...

В общем, совместными усилиями мы это сделали. Дед, ты молодец!

Немножко картинок для привлечения внимания, остальное тут:

     
kiev

Кто-нибудь может перевести с немецкого?

Точнее, вероятно, с русского немецкого.

Разбирая архивы деда, нашёл листовку военных лет с карикатурами его авторства.
В общих чертах, конечно, понятно, что написано, но было бы круто иметь точный перевод.

Кто-нибудь может помочь? Спасибо!

 

Если это поможет, вот исходный текст, извлечённый с помощью onlineocr.net и откорректированный мной по оригиналу: Collapse )

Update: работа закончена, спасибо Google Translate, hyyudu и marolan за черновик и Кариссиме за чистовую редактуру.
kiev

Сканы рисунков

Достали с антресолей изрядное количество рисунков деда, сделанных им в юности и в молодости. Портреты друзей, родственников и соседей, сослуживцев во время войны, пейзажи, пара натюрмортов... Всё это 30-х, 40-х годов – он всё-таки решил, что физика важнее и рисовать забросил. "Гравюры" на фотопластинках, акварель, пастель, немного масла. Что-то просто так, стопкой в папке, проложенное калькой, что-то в рамках под стеклом...

Очень хочется всё это отсканировать, но не очень понятно, как. Хочу вот посоветоваться.
То, что не в рамках, понятно, можно кинуть в планшетный сканер, но возможно есть идеи лучше?
А то, что под стеклом в неразборных рамках, придётся расковыривать, или можно сканировать прямо через стекло? Получится ли резко, не будет ли бликов?
Что делать с фотопластинками (клише-верр)? Просто положить в сканер, накрыв чёрной бумагой, или надо вначале печатать оптически?
Очень стрёмно возиться с пастелью – как бы не осыпалась. Может быть, вначале покрыть лаком? Кто-нибудь знает, каким, чтобы не испортить?

Update: работа по оцифровке закончена.
kiev

Вспоминая

Дед пришёл серьёзный, почему-то похожий на молодого Иващенко и голосом молодого Иващенко сказал:
– Я вспомнил – эти часы мне не в 84-м подарили, а в 75-м. Вот, я нашёл – в его руках были эти самые, так хорошо мне знакомые часы и какие-то пожелтевшие бумажки. Я только кивнул, потом мы ещё поговорили, он что-то спрашивал о вещах, в которых не разбирался, я что-то объяснял. Потом он сказал "Понятно" и ушёл, шаркая, обратно в кабинет, и было слышно, как он перебирает документы.
– Вася, ты обедать будешь? – спросила подошедшая бабушка. Я сидел на тумбочке в коридоре их квартиры и смотрел на дверь кабинета.
– Да, спасибо. Бабуля!
– Да? – медленно обернулась она.
– Ты дедушку видишь? – я кивнул в сторону открытой двери кабинета.
Она посмотрела на меня серьёзно, чуть сумрачно и ответила, как всегда, серьёзно и подумав:
– Пока нет. Только иногда, во сне...
Я только кивнул, и она пошла, медленно-медленно, на кухню – разогревать обед.



Мама,

Дед сегодня приходил во сне, чуть не впервые.
Спокойный такой, деловитый, чёрный – не седой.
Совершенно отличный. :)
kiev

Дед умер

Устал болеть. Слепой, полупарализованный – работал до последнего.
Две недели назад отрецензировал последнюю статью.
Когда понял, что больше не может, принял решение и ушёл.

Ты молодец, дед. Я очень тебя люблю.

Игорь Борисович Кеирим-Маркус

83 года, выпускник ФизФака МГУ, доктор наук, профессор Института Биофизики, один из крупнейших в мире специалистов по радиационной безопасности и воздействию радиации на организм человека, имеет более 300 публикаций, участник "Атомного проекта", чернобылец, ветеран войны.

Яндекс, Google. Искать не сложно, фамилия уникальная (на двоих с сестрой, Майей Борисовной).